НЕ ПРОЙТИ ВОЙНЕ!

Промелькнуло ласточки крыло В день весны, что мне милей всего, И свой след беспечно провело Над губами сына моего.
Сколько света в сердце он зажег! Юности живое волшебство! Ласточка оставила пушок Над губами сына моего.
Как растешь ты быстро! Погоди! Перегнал ты, перерос ты мать. Спутник мой большой! К своей груди Можешь голову мою прижать.
Сын мой, свет мой чистый и родной, Ты к себе привлек друзей сердца, Но бывает грустно мне порой, Что с тобою рядом нет отца.
Слово есть ужасное: «Война». Смерть шагала из конца в конец, И у многих отняла она Счастье: друга называть «отец».
И у маленьких моих детей Это слово отняла война, Но зато растила их нежней, С материнской ласкою страна.
Как отец трудясь из года в год, Я детей лелеяла, как мать. Вот и сын мой вырос, чтоб народ Мог его с надеждою принять.
Как скала, он устремился ввысь, Доверяюсь я ему вполне.
—    На мои ты плечи обопрись,— Говорит он Родине и мне.
Я всего лишь мать, но я полна Мужества, что не горит в огне. Громко говорю я: — Сгинь, война, Сын мой нужен Родине и мне!
Не хочу я, чтоб сгущалась мгла, Чтобы сына вихрь войны обжег, Не хочу я, чтобы гарь легла На уста, на ласточкин пушок.
Матери! Не наше ль молоко Человеческий вскормило род? Пусть летит наш голос далеко, Пусть к свободе голос наш зовет:
—    Если встанем все, стена к стене, Не пройти и не бывать войне!

ПОБЕГ

Констебль Джон О’Ши был очень зол. Он ехал верхом из Мувигунды с тремя девочками-полукровками, привязанными сзади к седлу.
Он вспомнил, как трое мужчин — единственные белые на ферме — смотрели, как он седлал лошадь, пока отъезжал, а потом со смехом разгоняли туземок и лающих ему вслед собак. Почти все туземцы были на пастбище. «И слава богу,— думал О’Ши,— а то беды не оберешься».
Женщины и собаки долго бежали следом за ним с криком и воем; дети тоже выли и кричали. Наконец женщины отстали; девочки все еще всхлипывали.
Констебль О’Ши облегченно вздохнул, когда добрался до зарослей и выехал на ухабистую, твердую, как камень, дорогу, ведущую в Лорганс. Читать далее «ПОБЕГ»

КАК ТЫ ЖИВЕШЬ, МОЯ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ?

Мы не виделись ровно десять лет. И вот мы встретились в гостинице, в номере, где я остановилась, приехав в свой родной город на конференцию. Это очень странно: приехать в город, где ты родилась и выросла, где был твой дом, и жить в гостинице, как посторонняя.
Николай пришел ко мне вечером, после работы, и в первую минуту мне показалось, что он совсем не изменился. Точно та¬кой, как десять, даже пятнадцать лет назад, когда мы еще учились в школе. Мы обнялись и поцеловались. А потом Он крепко пожал мою руку- и сказал:
—    Ну, здравствуй, Машенька! Читать далее «КАК ТЫ ЖИВЕШЬ, МОЯ ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ?»

ЭТОТ ЕРЕМЕЕВ

—    Заниматься болтом и ржавым гвоздем буду я, а он пу- .фЮй бы охватил весь объем работ, если он начальник! А ржа- ,д|ше гвозди я буду доставать. Я это лучше зямо! — кричала вы¬сокая женщина в странном сарафане, из которого она как будто
•фыросяа.
«Это невыносимо»,— думал ее собеседник. Разговор происходил на лугу, среди ромашек и колокольчи- «Ьв, высокой травы и серебряного ковыля. Неподалеку сбив¬кою тарахтел трактор. Пахло мятой, сухой травой, полынью, офрячей землей и нефтью.
. » Женщина нагнулась и сгаяа пить воду из родничка. Роднич¬ки.» этих местах были повсюду, неожиданные, стремительные, Читать далее «ЭТОТ ЕРЕМЕЕВ»

ТОЛЬКО ОДНА УДАЧА

Когда хорошенькая девушка сообщает, что собирается стать ( актрисой, это никого не удивляет. Даже если она явно бездарность.Она надеется, что ей найдется место на сцене или в кино. Но обыкновенная  в девушка, скорее некрасивая, чем хорошенькая,  говорит о своем желании стать актрисой, это выэыает недоумение. Читать далее «ТОЛЬКО ОДНА УДАЧА»